О Чародее

Кто же он, Всеслав Чародей?

Всеслав Чародей, Всеслав Брячиславич Полоцкий (Всеслав Вещий), годы жизни 1029-1101.
С Князь Полоцка с 1044, единственный представитель полоцкой ветви Рюриковичей, прокняжил 57 лет.

Всеслав Чародей – правнук легендарных Владимира Святославича «Ясно солнышко» и Рогнеды Рогволодовны Полоцкой, сын Брячислава Изяславича.

В летописях и легендах фигурировал, как «волхв», чародей, от чего и получил свое прозвище.
«Повесть временных лет» сообщает, что мать родила Всеслава «от волъхвования» и от рождения «бысть ему язвено на главе его». Волхвы сказали матери князя: «Се язвено навяжи на нь, да носить е до живота своего»; и его Всеслав «носить… и до сего дне на собе; сего ради немилостив есть на кровьпролитье» (следовательно, этот текст написан ещё при жизни Всеслава). «Язвено» понимали как родимое пятно, на котором князь носил повязку; по другим данным, Всеслав родился «в сорочке» и носил «рубашку новорожденного» (часть плаценты) на себе как амулет.

Прозвище «Чародей», как считают некоторые исследователи, могло происходить и от легенд, что князь Всеслав якобы мог по произвольной воле своей оборачиваться в волка, сокола. Винили его современники также и в том, что он якобы тайно исповедует язычество – видимо из-за того, что князь терпимо относился и к своим подданным, которые оставались язычниками; сам то он построил весьма обременительный для княжеской казны Полоцкий Софийский собор – врядли он пошел бы на такие серьезнейшие траты, будя язычником.

Отец Всеслава, Князь Полоцкий и внук сына Владимира 1 «Ясно соднышко», также как и дед Изяслав Владимирович, традиционно враждовал с другими потомками Равноапостольного князя-крестителя Руси.
Эта вражда – Изяславовичей на протяжении поколений, является одной из загадок истории Руси. На лицо было соперничество Киева и Полоцка, видимо по причине судьбы Рогнеды, коя была печальной и трагической – именно ею была положено начало в этой межгосударственной неприязни.

Всеслав Чародей, вступив на Стол Полоцкий, первоначально вел сдержанную и можно сказать миролюбивую политику к Киеву, и даже в коалиции подчиненных киеву князей, принял в 1060 году участие в походе против торков.

С 1065 года ситуация резко изменилась, в чем – летописи умалчивают, но Всеслав начал набеги на соседние княжества. Первый набег был направлен на юг: полоцкий князь, как нож в масло прошел соседние княжества, дошел до Киевского и гразграбив окрестности Киева, вернулся с добычей в Полоцкие земли.

В том же году, был предпринят еще один набег, который был направлен на этот раз на север – в земли Пскова. Дойдя до самого Пскова – полоцкие дружины взяли его в осаду, но не взять не смогли, и удовольствовавшись достигнутым вернулись обратно в свои земли.

Видимо, приняв в расчет неудачи с взятием городских стен Киева и Пскова, Всеслав новый набег готовил более тщательно, потому последующие два года его княжения в летописях отмечены не были – видимо крупных боевых действий не велось.
Что, его повергло на дальней шие набеги в соседние земли – жажда наживы, или политические мотивы, как то – ослабить конкурентов по торговому пути «Из варяг, в греки» – точно не известно; но вот то, что киевские князья не предприняли к зарвавшемуся родственнику никаких мер – видимо стимулировало новые набеги.

В 1067 году Всеслав Чародей выступает в поход на Новгород.
Нужно оговорится, что земли Пскова населяли кривичи – племенной союз славян, политическим центром земель которого был Полоцк, то есть фактически Всеслав Полоцкий был по древним традициям и князем всех территорий племенного союза.
Нужно еще для ясности отметить, что отец Рогнеды (прабабки Всеслава), убитый Владимиром 1 «Ясно солнышко», был исконным полоцким князем, не принадлежащим к роду Рюрика. То есть, по традиционному праву тех веков, потомок князя племенного союза, княжившего до захвата и раздела Рюриковичами земель кривичей, имел определенное право владеть ими, судя по всему претензиями на то и были продиктованны набеги на север.

Новгород находился на границе территории кривичей и словен. Часть населения Новгорода была кривичской, в частности население Людина конца. Видимо эти кривичи оказывали поддержку своему князю, так как в «Новгородском походе» Всеславу особенно сопутствовала удача:
Новгородцы, не дожидаясь полоцкого князя у своих стен, созвали вече и собрав дружины, во главе с князем Мстиславом Изяславичем выступили навстречу.
На берегу реки Черехи Всеслав Чародей разбил войско новгородского князя и приступил к осаде Новгорода.
Точно не известно как, но ему удалось занять город. Новгород наполовину был сожжён. Всеслав захватил пленных и снял с новгородского Софийского собора колокола, взял иконы и утварь новгородских церквей.
Этой победой он серьезно усилил авторитет и могущество Полоцкого княжества и авторитет Изяславовичей.

Не почивая на лаврах Всеслав в том же 1067 году молниеносно разворачивает дружины и идет на Новогрудок. ему снова сопутствует успех – город был взят.

Победы Всеслава не на шутку встревожили Великого княз Киевского Изяслава, которого успехи соперничающей ветви дома Рюрика стали беспокоить весьма серьезно.
Он, как старший из ветви Ярославовичей, собирает коалицию против Всеслава Полоцкого: против него в поход выступают дружины сразу троих Ярославичей — Изяслав Киевский, Святослав Черниговский и Всеволод Переяславский.
Дружины Ярославовичей приближаются к Менску (Минск), где встречаются с истощенными после походов на Новгород и Новогрудок дружинами Полоцкого князя.
Свежие войска Ярославовичей, имея численный перевес, в битве на Немиге 3 марта 1067 года наносят поражение дружинам Всеслава – князь отступает к стенам Орши.

Спустя четыре месяца в районе Орши его настигают Ярославовичи и предлагают мирные переговоры, клятвенно обещая ему безопасность на время переговоров.
Всеслав. Без войск, с сыновьями, переправляется в стан Ярославивичей, которые, как зафиксировали киевские летописцы, его подло захватывают в плен и перевозят в Киев, где вместе с сыновьями бросают в «поруб» (бревенчатую тюрьму, врытую в землю).

В 1068 году на земли Киевского княжества нападают орды половцев. Ярославичи выступают навстречу, но терпят поражение в битве на Альте.

По возвращению в Киев Изяслава Киевского, возникает угроза осады столицы княжества половцами, которые стремительно приближаются к городу. Из-за нерешительности Великого Князя Киевского, 15 сентября 1068 года в Киеве вспыхивает восстание, в ходе которого киевляне выпустили Всеслава из поруба и возвели на княжеский престол.

Изяслав бежит в Польшу.
Всеслав Чародей, собрав ополчение из киевлян, выступает на встречу половецким отрядам, громит их, и загоняет обратно в Дикое поле.

Тем временем, Изяслав Киевский договорившись с польским королем, усиленный отрядами поляков, идет на Киев.

Узнав, что Изяслав возвращается с поляками, и чувствуя неустойчивость своего положения, Всеслав, почему-то не приняв боя, уходит в Полоцк.

Расправившись с мятежными киевлянами киевский князь Изяслав, снова собрав Ярославовичей, идет на Полоцк и изгоняет и оттуда Всеслава.

Затем, следует очередная загадка истории, ибо уже в 1071 году Всеслав Чародей мирится с Изяславом и возвращает себе Полоцкие земли, где княжит ещё тридцать лет, вплоть до смерти.
После смерти Изяслава отношения с Киевом при его наследниках вновь портятся, что приводит к новым войнам с Ярославовичами: Всеволодом и Владимиром Мономахом. Победы сменяются поражениями, но легендарный князь твердо стоит на Полоцком столе.

При Всеславе Чародее в Полоцке был построен каменный собор Святой Софии – в 1066, который в значительно преображенном виде стоит и поныне Собор стал символом равенства Полоцка с Киевом и Новгородом. Колокола для полоцкой святыни, как раз и были вывезены Всеславом из захваченного Новгорода, снятые с новгородского Софийского собора.

После смерти Всеслава Полоцкое княжество разделилось на 6 или 7 уделов.

На ком был женат Всеслав, неизвестно. История считает, что у него было 7 сыновей, но ряд исследователей считают, что Борис — это крестильное имя Рогволода, и сыновей было всего 6. Также дискуссионным является старшинство этих сыновей и уделы, в которых они правили.

Всеслав Чародей упомянут в «Слове о полку Игореве», где описывается захват Всеславом Новгорода и битва на Немиге, и современных ему летописях, из коих до наших дней дошли далеко не полные варианты.
В «Слове…» Всеслав представлен колдуном и оборотнем, алчущим «искавшим» Киевского великокняжеского стола, тогда как, по летописи, он скорее оказался на нём помимо воли. Думается, что скорее Всеслава заботила независимость и равноправие его ветви Рюриковичей, относительно Ярославовичей, которые заявляли претензии на главенство в доме Рюрика.
Видимо важную роль в этой распре играли и история прошлых поколений Изяславовичей: страшная «свадьба» князя Владимира и Рогнеды Полоцкой – семейные предания Изяславовичей доносили до правнука Владимира историю о том, как прадед «женился» на полоцкой княжне, об насилии над ней в присутсвии родителей и братьев, об убийстве семьи Рогнеды, об покушении Рогнеды на Владимира, о защите матери с оружием в руках против отца малолетним Изяславом, о ссылке постылой жены(полуналожницы?) в княжество Полоцкое…

Тяжкий груз семейных преданий был на груди Всеслава Чародея, Всеслава Бячиславовича, полоцкого князя, из рода природных князей Земли Полоцкой, из рода, давших всех последующих удельных князей Белой Руси Изяславовой ветви дома Рюрика\Рогволода.